American Horror Story. Coven

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » American Horror Story. Coven » Наши дни » Anything that you would like to be concealed will be revealed


Anything that you would like to be concealed will be revealed

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

I. Участники эпизода:
Корделия Фокс, Фиона Гуд
II. Время и место действия:
Осень 2013, комната Корделии в академии мисс Робишо
III. Описание происходящего:
Разговор Корделии и Фионы, который может повлиять не только на отношения матери и дочери, но и на судьбу ковена.
IV. Предупреждения:
Нет

0

2

Корделия сидела на диване  в своей комнате, оставив трость, без которой она теперь не могла передвигаться, рядом.
С одной из её учениц у неё уже состоялся важный разговор, теперь нужно было как можно скорее других и поговорить также с ними. Но прежде убедиться, что Фионы точно нет поблизости. Она частенько отлучалась, но все равно бывала здесь нередко. И вовсе не потому, что она беспокоилась о благе живущих в этом доме, как раз наоборот – сейчас она стремилась найти ту самую ведьму, что медленно лишала её сил, забирая здоровье и красоту. И если ради этого придется убить всех девушек одну за другой – она так и поступит, потому что единственный человек, волнующий Фиону Гуд, это сама Фиона Гуд.
Прошли дни, когда самое большее, что необходимо было урегулировать Корделии – мелкие разногласия девочек из-за разных пустяков. Академия должна была стать убежищем для юных ведьм, которые могут оказаться в опасности, узнай внешний мир об их особом даре, а «сестры» по таланту должны были найти опору друг в друге.
Возвращение  матери Корделии многое изменило, и одна из её учениц уже погибла от руки Верховной. Фиона лгала о своей непричастности, как и о многом другом. Только новый дар помог увидеть то, что раньше было скрыто. Оказалось, что можно быть слепым, сохраняя при этом зрение.
Что-то переменилось в Корделии с тех пор, как она получила свою травму и вернулась из больницы. Её посетило не одно озарение: смерть Миртл, предательство мужа, убийство, совершенное матерью. Теперь казалось, что прежде, до инцидента, это сломало бы её, но теперь она обрела решительность и жесткость, которыми раньше не обладала в полной мере. Из-за чего пострадала Мэдисон, пусть и вернувшаяся к жизни, но изменившаяся. И Миртл. Миртл, которая видела всю правду о Фионе. Ту правду, что Корделия предпочла отвергнуть. Страшную цену пришлось заплатить за то, чтобы освоить один урок – что бы ни говорила и ни делала Фиона, она всегда будет заботиться только о себе, даже если ради этого нужно идти по трупам. И чтобы победить её,  нужно играть по её правилам. Вернее, забыть про правила, отбросить сомнения и мешающие сантименты, а затем действовать.
Проблема была также в том, что Фиона – далеко не единственная угроза ковену…
Раздался негромкий звук открывающейся двери, послышались легкие шаги ног в обуви на каблуках, и Корделия смогла ощутить аромат дорогих духов. Невидящий взор обратился к вошедшей, которая, без сомнения, являлась Фионой Гуд.

+2

3

Ноги вязнут в мягкой болотистой почве, а вокруг только ночь и непроходимые джунгли. Вокруг тишина, я совершенно одна. Меня окружают лишь темнота и болотистые топи. Внезапно поднимается ветер. Ветки мокрых и склизких деревьев начинают неприятно хлестать по коже.  В черном облегающем платье, босиком, одна в ночном лесу. Как я здесь оказалась? Эта мысль почему-то не приходит в голову. Ветер усиливается, становится холодно, и я обхватываю себя руками, сжимаясь то ли от холода, то ли от боли. Оборачиваюсь – никого. В голове звучат женские голоса, а ветки деревьев превращаются в кусты диких роз. Гладкую кожу рассекает в кровь. Красная и яркая, она струиться из тела, покидая его, как вода из разбитого кувшина. Я теряю силу, я умираю.  Никому не нужная, одна.
Мне страшно, но я не сопротивляюсь.  Пытаться удержать в себе жизнь все равно, что пить вино из разбитой чаши. Я кричу, но звука не слышно, хватаю руками бутоны – они нежные и молодые. Как когда-то и я. Красивые, мягкие, но сильные. Они как будто пытаются меня о чем-то предупредить…

- Это всего лишь сон, Фиона, - прошептала я, но не поверила своим же словам.
Пора одеваться. Черное платье, туфли, утренний макияж и укладка. Никто не увидит меня старой или уставшей. Духи. Вглядываюсь в зеркало и пытаюсь понять, удовлетворена ли я отражением. Неплохо. Фиона еще держит марку.
Поправив волосы и разгладив на себе платье, я вышла из комнаты. Как там Делия? Поднявшись в комнату дочери, я увидела ее сидящей на кровати. Корделия смотрела прямо, словно кто-то стоял перед ней
- Доброе утро, - эта фраза казалась уместной, хоть и не оригинальной. Общаться с дочерью с каждым днем становилось все сложнее. Она ненавидит свою мать и считает, что я думаю только о себе. Это не совсем так, но, впрочем, она имеет право на такое мнение. В своей жизни я не уделила ей достойного места в своем холодном сердце, хотя всегда очень любила свою единственную дочь.
Пусть так. Я никогда не была нежной матерью и не могла позволить себе поуши влюбиться в кого-либо. Любовь – это слабость. А я не могу себе ее позволить. Тем более сейчас, когда решается судьба Шабаша.

Делия повернулась в мою сторону. Ее лицо было спокойным и холодным. Она встала и направилась ко мне.
Главное не позволять ей дотронуться. Даже безобидное объятие с моей стороны может раскрыть для нее еще одну страшную тайну.
- Нам нужно поговорить  – я быстро проскочила мимо нее и властно уселась в кресло. Где мои сигареты?

Отредактировано Fiona Goode (2013-12-05 17:51:40)

+2

4

Фиона прошла мимо Корделии и устроилась на некотором отдалении от неё, насколько можно было судить по голосу. Тщательно стараясь выбрать себе верный путь при помощи трости, Корделия подошла к дивану, но не села, а лишь провела рукой по обивке.
Приветствие было пропущено мимо ушей – это утро нельзя назвать добрым, как и многие из предшествующих. Да и поддерживать пустой обмен любезностями незачем – Корделия не хотела лицемерить в таких мелочах, скрывая план по устранению матери.
-О чём же, Фиона? - ледяным тоном задала вопрос Корделия и добавила с усмешкой. – В любом случае надеюсь, что это будет недолгий разговор.
Фиона была из тех людей, что могли легко ранить в самое больное место, как в прямом, так и в переносном смысле. Сколько бы раз Корделия ни перебирала в памяти воспоминания, она обнаруживала, что не самые лучшие из них неизменно связаны с матерью. С её отсутствием – в самые важные моменты жизни Делия оставалась без материнского участия, и с её присутствием – обоюдное недовольство матери и дочери друг другом при каждой встрече обращалось в очередную ссору. Однако сейчас Корделия уже не ребенок и не подросток, которым так трудно обойтись без матери. Она взрослая женщина и сама могла бы стать матерью, куда лучшей матерью, чем Фиона… но в другой реальности, потому что в этой она не могла иметь детей, и последняя надежда на чудо исчезла, причем не без участия в этом Верховной ведьмы.
С детства Корделия многое готова была простить матери. Могла простить пренебрежение, вечные насмешки и прочее – если бы они сменились участием и одобрением. Но этого не происходило, оттого по мере взросления оставался один выход – забыть о существовании Фионы, как она забыла о существовании дочери.
И вот Фиона вернулась, и ничего необычного не случилось: отношения матери и дочери вновь были весьма и весьма несоответствующими общественным идеалам. Всё изменилось, когда Корделия потеряла зрение. Верховная будто открыла в себе какой-то ранее скрытый источник материнской заботы, но Делия не верила, что этого хватит надолго, и очередной оттепели в отношениях, как в тот роковой вечер в баре, не случилось. А ведь это было до того, как Делия узнала правду об убитой Монтгомери, что уж говорить о последующем времени.
«Вновь фальшь во всём. Она солгала мне, когда я спросила про Мэдисон, и фарс мог бы продолжаться долго, очень долго – даже если бы ещё кто-то пал жертвой желания Фионы прожить вечную жизнь, она нашла бы способ выгородить себя, не откройся мне правда».
В глубине души Делия все же ощущала желание найти другой путь, а не убийство, но для этого нужно было кардинально изменить личность Фионы, убрав эгоистичность и добавив беспокойство о благе ковена, указать на то, как важна её сила для защиты юных ведьм. Но совершить подобное не под силу  никому из смертных. Люди не меняются на закате жизни, тем более такие, как нынешняя Верховная, готовая на всё, лишь бы продлить своё существование, сохранив могущество.

+3

5

Теперь, когда Фиона оказалась на грани смерти, ее отношение к жизни и людям вокруг себя начало стремительно меняться. Ей хотелось любви и заботы, она нуждалась в этом, но не позволяла себе в этом признаться. К тому же, кто может полюбить такую стерву?
Слабость, одиночество, разъедающее изнутри, давит, не дает жить, погружает во тьму. Верховная никогда не боялась умереть, она боялась лишь ТАКОЙ жизни. Впрочем, ее болезнь в какой-то степени открыла ей глаза. Как и Корделия, потерявшая зрение, но получившая взамен дар ясновидения, Фиона тоже, наконец осознала, какой напускной и никчемной по сути была вся ее жизнь.
Красота, независимость и всеобщее обожание сделали из нее эгоистичное чудовище, вытирающее ноги обо всех, кто попадется ей на пути. Такой ее видели окружающие. И никто, пожалуй, не видел настоящую Фиону, во всей ее многосторонности. Ведь в каждом есть и что-то хорошее. В ее жизни это Делия.
Дочь, которая должна ценить существование матери наравне со своим, любить безо всяких «но». И вот Фиона задает себе вопрос: «кто будет помнить и жалеть, когда меня не станет, скажет, что не может без меня, есть такой человек рядом со мной?» Она знала ответ на этот вопрос.
Красивая и сильная, умная и властная, имеющая чувство стиля, превосходящая многих женщин. Но имеет ли это какое-то значение сейчас, когда ты никому не нужен? Мисс Гуд слишком долго подавляла людей вокруг себя, а теперь совсем одна. И даже на смертном одре никто не принесет ей стакан воды.
Ей хотелось отделаться от этих гнетущих мыслей, но с каждым выпавшим клоком волос, отчаяние и страх охватывали Фиону с новой силой. Не подавать виду и держать себя на прежней высоте становилось все тяжелее.
Вот она – моя дочь. Казалось бы, кто как не она должна поддержать меня в такую минуту? Не обнять даже (к чему эти нежности?), а просто попытаться меня понять.
Но вместо этого она далека как никогда, в ее сердце лед и, кажется, единственное, что она испытывает, так это ненависть к своей матери.
- Делия, не пора бы нам наладить наши отношения? – вложив в свой взгляд всю боль больной души, начала мисс Гуд. – Меньше всего я хочу зла тебе и этим маленьким ведьмам. Сейчас совершенно не важно, кто займет место после меня, - но я всегда на чеку, когда дело касается меня и моей власти, добавила про себя Фиона - ты же понимаешь это?
Корделия молчала. Она отказывается понимать, что Фиона хочет помочь. Делия не может разделить свои чувства к матери и Верховной, ненависть и уважение.
История, как известно, циклична. Все рано или поздно повторится, будь то стиль одежды, идеи или исторические события. Только мода на черные платья не выйдет никогда, а вот шабашу вновь грозит опасность, как две капли воды похожая на ту, что произошла в Салеме в 1692 году. Кровь, изгнания, сожжения невинных. Сейчас как и тогда нужно вести себя как можно тише и не позволять никому внести раздор в ковен.
- Угроза ковена – не я, что бы ты там не думала. И даже не эта наглая девка, называющая себя королевой Вуду – Фиона встала, тем самым показав насколько серьезно она настроена, - Сейчас нам не только нужно держаться вместе, но и действовать сообща. Любишь ты меня или ненавидишь, сейчас это ничего не значит. Отложи свои планы насчет меня, - голос Фионы едва дрогнул. Она по-прежнему отказывалась верить в то, что ее дочь способна что-то замышлять против нее. Она затушила сигарету и попыталась унять дрожь в руках. - нам нужен план действий и чем скорее, тем лучше. Может быть, как ни противно это признать, нам понадобится помощь Вуду. Но кто приползет первым, это еще большой вопрос.
В комнате на миг повисла оглушительная тишина. Каждая из них думала о своем, и пыталась придумать продолжение разговора. Фиона ждала ответа.
Больше всего на свете ей хотелось подойти и обнять свою дочь. Но она не может себе этого позволить. Не сейчас. Она должна поверить мне.

+2


Вы здесь » American Horror Story. Coven » Наши дни » Anything that you would like to be concealed will be revealed


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC