American Horror Story. Coven

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » American Horror Story. Coven » Квесты » #3 quest. killing a dead man.


#3 quest. killing a dead man.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

#3 QUEST. KILLING A DEAD MAN.

участвуют
Zoe Benson, Kyle Spencer and Marie Laveu
дата, время и место
«Салон Мари», полдень 4 ноября 2013
вводная
Зои в отчаянии, она начинает осознавать, что на самом деле создала настоящего монстра и это уже совсем не тот Кайл, в которого она была влюблена. Она мучается между выбором: убить его или воспользоваться услугами вуду Мари Лаво и попросить ее помочь с восстановлением рассудка, если та сможет. Королева Вуду во всем ищет выгоду, поэтому даже в ситуации, где требуется помощь ведьме, она готова оказать услугу за услугу.

сюжетная завязка
Прошло несколько дней после того, как Зои возродила Кайла и сделала из него нечто вроде Франкенштейновского монстра, который за последнее время только убил парочку человек и не сказал ни слова. Ведьма начинает задумываться над тем, чтобы убить своего возлюбленного, разочаровавшись в результате своей магии. Она считает, что так будет лучше для всех и, кажется, даже не испытывает к нему никаких чувств, но вместе с тем она заражается надеждой на помощь со стороны Мари Лаво, могущественной Королевы Вуду, которая обладает различной силы магией и может помочь вернуть Кайлу его человеческое состояние. Вместе с тем ведьма понимает, что вряд ли Мари захочет помочь своему врагу, но чем черт не шутит? Возможно, что Лаво захочет помочь Зои, но какова будет плата?

+2

2

офф

я не умею писать первые посты, так что прошу простить за ЭТО

- Мари снова обошла нас. – Фиона сидела в кресле в гостиной и наслаждалась своими сигаретами. Разговаривала она со Соплдингом, это было очевидно, ведь в ответ была лишь тишина. Зои уже не в первый раз видит и слышит, как Фиона Гуд ведет серьезные разговоры с этим дворецким. А он как собачонка готов ей во всем прислуживать. Зои даже была уверенна, что если Фиона кого-то укокошит, Сполдинг возьмет все последствия на себя. Уж больно влюбленными глазами он смотрел на Верховную. Но сейчас не о нежных чувствах дворецкого к хозяйке. Зои притормозила у приоткрытой двери и заглянула в щелочку. Она была права, Сполдинг молча налил своей хозяйке какое-то «горючее» и отошел в сторону. Фиона же, уже явно выпившая, массировала виски. Пепел от её сигареты, зажатой между пальцев, разлетался в стороны.
- Эта Королева Вуду уже в печенках сидит. Мы должны поставить её на место. – Она сделала глоток чего-то, что по внешнему виду напоминало скотч. И вновь затянулась. А Зои тихо стояла затаив дыхание.  Зачем? Она и сама не знала, как в привычку вошло. В этом доме все идет наперекосяк, и для того, чтобы нормально жить, нужно знать о том, что здесь происходит. Во всяком случае, Бенсон оправдывала себя так. – Она думает, что если может подарить бессмертие или вернуть кого-то к жизни, то она здесь главная?! – Гуд сделала ещё глоток. – Да черта с два! – с последними словами стакан полетел в стену и разбился на тысячи осколков, остатки жидкости расплескались, разнося запах спиртного по комнате. Зои вздрогнула и отшатнулась, когда же она снова заглянула в просвет между дверей, Сполдинг шел в её сторону, явно за новым стаканом для хозяйки. Зои поспешила отбежать от двери. Она шмыгнула в подсобку как раз во время, Сполдинг вышел и огляделся, словно ожидал кого-то здесь увидеть, а затем скрылся в направлении кухни. Зои поспешила к себе в комнату, ей предстояло многое обдумать. Этой ночью она вряд ли уснет.
Так и случилось. Всю ночь она промучилась идеями и мыслями, которые не оставляли её с тех пор как Кайл убил свою мать, и как она привела его к ним в оранжерею. Она постоянно задавалась вопросом, что она натворила? Что теперь будет? Кого она создала? Что она сделала с Кайлом? И кучу подобных вопросов. Ответы на многие из них она не знала, а они как заезженная пластинка вновь и вновь скрипучим голосом раздавались в её голове. И она все ближе и ближе была к тому, чтобы убить свое творение. И вот стоило ей только смириться с тем, что Кайла Спенсера больше не будет в этом мире, в любом виде. Как вдруг этот подслушанный разговор. И сейчас после слов Фионы, о том, что Мари Лаво может возрождать умерших, Зои получила новую надежду на то, что Кайла ещё можно вернуть. Ведь, может Лаво сможет ему помочь? Остается только один вопрос, согласится ли она помогать ведьме из шабаша?
Всю ночь промучившись этими вопросами, Зои пришла к выводу, что «попытка не пытка». Так что, собравшись, она отправилась в оранжерею, где и оставила Кайла «на привязи». Ей не нравилась сама мысль, что его пришлось посадить на цепь, но она боялась, что он снова кому-то навредит.  Уж слишком много людей может пострадать. На улице было солнечно и свежо, словно ночью был дождь. Но даже безоблачное голубое небо не могло успокоить расшалившие нервы Зои. Все утро она провела, как на иголках пытаясь придумать слова, которые бы могли убедить Мари помочь им. Но все время выходило что-то неуклюжее, глупое и бессмысленное. Или же она терялась в своих мыслях и начинала заикаться. Но отступать было некуда. Сейчас она холила и лелеяла свою надежду на то, что она сможет помочь Кайлу. Оранжерея как обычно стояла в тени деревьев, лишь немногочисленные лучи солнца касались застеклённой крыши. Сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, что естественно не помогло, Бенсон зашла в здание. Кайл, конечно же, был там. Он все так же сидел возле того столба, все так же привязанный. Что-то в животе Зои предательски ухнуло вниз, когда она увидела его такого беззащитного. Она сразу вспомнила, каким уверенным он был в день их знакомства, и удивилась тому, как сильно он напуган сейчас. А быть может просто растерян. Но сердце Зои сжималось каждый раз, когда она видела его таким.
- Привет, Кайл. – Зои не спеша подошла к нему, и опустилась на колени перед ним. Она не хотела его пугать, хотя, он вроде как, привык к ней. Но осторожность никогда не помешает. Она старалась развязывать цепи, но из-за страха от предстоящей встречи с Королевой Вуду, руки тряслись, и у неё ничего не выходило. Тогда она огляделась в поисках чего-то, что могло бы подсобить в этой ситуации, и единственное, что было поблизости секатор.
- Пойдем, погуляем? – С горем пополам, она, наконец, расправилась с цепями и поднялась на ноги, протягивая руку Кайлу.

+2

3

Сначала твой мозг совсем не хочет принимать подаваемые телом сигналы. Нет они или есть - все одно. И никак не связанно с сознательным процессом. Смерть нарушает нейронные связи, не дает сигналу доходить до получателя и вот вместо движения по прямой, начинается хаотичное движение в разные стороны. Тело словно не твое - оно совсем не хочет тебя слушать. Мозговые процессы совершаются с трудом, когда разговор идет о движение, тогда об осознанных процессах, вроде постройки причино-следственной связи, не может быть и речи. Кажется, что голова абсолютно пустая и нет ничего, кроме темной поволоки, которая застилает разум, который, по своей сути, должен быть кристально чист.
Разговора не идет даже об осмысленной речи. Отдельные слова, как импульс разбивают сознание и все, что ты можешь выдать это куски целых фраз, которые собираются у тебя в голове подобно мозаики, но, если на вход идет сто символов, то на выходе мы получаем один. Казалось бы, что куда могут пропасть половина так тщательно собираемых слов. Ответ прост – в никуда. Они просто испаряются не давая завершить эту чертову смысловую цепочку.
Чем больше проходит дней, тем крепче становятся каналы по которым протекают мысли. Но с выходом все так же плохо, тут уж ничего, пожалуй не поделать. Непонимание, забивания головы, чистой, как у младенца, все это ведет к непоправимым последствиям. Чистый разум, оказывается, может знать только два элементарных и самых сильных чувства – агрессия и досада.
Есть, конечно, что-то особое и оно рождается только при виде одной единственной девушки, которая кажется чем-то особенным и чувства к ней не способны найти описание, особенно сейчас, когда словарный запас сократился, как минимум вдвое.
Любовь это не совсем верное слово, но первое, что приходит на ум. И она тоже, вроде боится того, что сотворила.
Есть еще одна девушка и она, словно мать. Выхаживала, помогала и ставила красивую музыку. В ней чувствовалась доброта на сотни людей, которые этой доброты, к сожалению, лишены.
А вообще, воскрешение не задалось с самого начала и до самого сейчас, когда хотелось оторвать свои руки и ноги – проверить, какие части тела ещё тебе не принадлежат?  Может, даже кроме головы и нет ничего в тебе твоего. Тогда, ощущение будет наизмерзейшим. Умирать больше не хотелось бы, да и жить с этим как-то можно. Только вот, как научить себя вновь быть тем, кем стал за двадцать один год жизни это была, пожалуй, та тайна, на которую ответа не было. Придется учиться по ускоренному курсу.
Цепи натирали руки, сдавливая их. Пережатые вены отдавались аж в голове и что-то постоянно неприятно тикало. Хотелось постучать головой о столб или что было за спиной. Кажется, один из столбов несущей конструкции, таких расположено было около шести. Это, несомненно, теплица не самая маленькая из возможных представителей. Вместо обычной полиэтиленовой пленки, основной материал тут сотовый поликарбонат. Насколько можно было определить на глаз, кажется, что хоть какие-то навыки не были растерянны за такое огромное время, что мозг подвергался регрессу.
Слышен резкий скрип и это повод размять затекшее тело. Руки резко напрягаются, как и ноги, которые поджимаются и голова, с небольшим трудом, но поднимается сначала в бок, а затем вверх, когда челка уже не мешает взгляду.
Это она. Та самая прекрасная и единственная девушка, которую хочется видеть, кажется, всегда. Зои. Мозг хорошо хранит память об этом имени, как и теплые чувства, которые наполняет сердце при произношении ее имени по себя. «Зо-и», это имя словно создано, чтобы его говорить. Но тут есть одно потерянное звено в цепочки от «подумай» до «произнеси», хотя имя скорее всего сказать удастся.
- Зои… - Голос звучит странно, словно бы это сдавленное сипение лягушки на которую наступили и она выпускает воздух из легких вместе со своими кишками из брюшной полости.
Она говорит что-то и берет в руки какой-то блестящий металлический предмет. Слегка жмурясь, что-то ощущается неладное в воздухе, но это всего лишь излишняя мнительность, которая поселилась на уровне инстинктов после воскрешения.
Она освобождает руки, которые теперь наконец-то можно потереть и размять. Взять маленькую хрупкую ладошку в свою – сбитую и крупную. Встать во весь рост, но потом сгорбиться и обнять девушку. Отпустив, взгляд в глаза, чтобы увидеть там что-то и это находится, в отличие от того, каким бы словом описать поиск этого «нечто» в глазах Зои.
Выйти из дома за такое долго время казалось просто чудом. Хотя все, что творилось на улице – весь этот шум машин и прохожие, хоть они были и редкие, заставляли нервничать. Взяв чужую руку в свою, сжимая пальцы, чтобы чувствовать близость. Доверие кажется каким-то абсолютным и нерушимым, ровно до каких-то моментов, наверное.
Путь который прокладывается подобно навигатору в гугл поиске, кажется чертовски знакомым. Вот уже и помещение, которое точно когда-то было видено раньше или это все только впечатление? Очередное «дежа вю», которые слишком часто стали посещать голову.
Место было, вроде, парикмахерской, если слова сложились в верную картину, а некоторые буквы не потерялись где-то по пути к сознанию.
Войдя в помещение резкий запах ударил в нос, заставив его почесать. Улыбка почему-то сама оказалась на лице, вероятно от всех этих запахов, цветов и музыки, хотя чем сильнее они давили на сознание, тем сильнее это все сливалось в одну сплошную какофонию и эмоции стали становится более агрессивными.

+3

4

- Даже не думай, Салиша, тебе совершенно не пойдет челка, - покачала она головой, сминая в ладонях жидкие темные волосы престарелой клиентки Салона Мари.
Глаза темнокожей женщины отчаянно слипались, а ноги подкашивались от усталости. Минули те года, когда слава об умелых руках Мари Лаво распротранялась со скоростью чумы, и богатейшие дамы Нового Орлеана выстраивались в очередь, чтобы она поколдовала над их прическами. Прошло время головокружительного успеха и ослепительной славы, прошло время ее безоговорочной власти над высшими особами этого городка. Вовсе не потому, что с годами Мари утратила свое мастерство, или жриц Вуду стали опасаться меньше. О нет, об этом она могла не беспокоиться еще долгие годы – несмотря на значительный прогресс и общее увеличение интеллектуального уровня населения Северной Америки, эти белые всегда были удивительно суеверны. Они так же опасались за свою жизни, как и сто, и двести лет назад. Им по прежнему мерещились несуществующие призраки, или жалкие завистники, ставящие своей целью всячески отравить их существование. Без своей своеобразной работы Лаво не оставалась ни на день, однако ее слава мастера парикмахерских дел мастера канула в Лету.
Студии красоты множились, словно грибы после дождя, а искусные цирюльники проходили обучение в лучших школах мира, всюду суя свои сертификаты, грамоты и награды. Богачи теперь нежились в выбеленных руках посредственных парикмахеров, которые пичкали их волосы дорогущей химией, и совсем иначе стали относиться к подобного рода услугам. Салон Мари не пришел в полное запустение, однако теперь Королеве Вуду уже приходилось не накручивать мягкие локоны и пудрить белые лица, а возиться с добродушными черными женщинами с низким окладом по ставке.
Однако Мари любила своих клиентов, всех до единого. Девятый район всегда оставался ее настоящим домом, в котором она была полноправной хозяйкой. Клиентки салона всегда прислушивались к ней, и со многими из них она имела даже дружеские отношения. Они все так же самозабвенно трепали языком, наслаждаясь пенными процедурами, с той лишь разницей, что теперь они относились к ней, как к человеку, от которого зависит их главное оружие – красота, а не как к посредственной рабыне, о чьем могуществе они не могли подозревать.
Салон Мари утратил былую славу и величие, однако вся его атмосфера стала намного душевнее, как для посетительниц салона, так и для самой Лаво.
Она взбивала жесткие каштановые волосы старой женщины, так и сяк закручивая их и размышляя о том, как сегодня ей уложить их в прическу для Салиши Джонсон.
- Но ты же понимаешь, душечка. Сегодня у Кристофера премьера и я должна выглядеть так, чтобы ему не было стыдно представить меня своим друзьям, - назидательно отозвалась та, оценивающе глядя на себя в зеркало. Дерзко, словно девчонка, она отставила палец и повела бровью, тыча этим самым пальцем в Лаво, - но я для того и попросила твоей консультации, что полностью доверяю тебе. Сделай из меня Бейонсе!
Мари, вместе с Салишей и еще несколькими женщинами в салоне, пронзительно рассмеялись. Сощурившись, Королева Вуду склонила голову набок и закрутила волосы клиентки на затылке. Поймав одну из своих идей, она выкрикнула имя одной из своих помощниц, и та уже на всех парах спешила к ней.
- Танита, сделай-ка нашей красотке «ракушку», и макияж. Последнее, за счет заведения, - обратилась Мари к подоспевшей девушки, чья кожа, как и у нее, отливала оттенком молочного шоколада. Посторонившись, она позволила нарощенным ногтям Таниты вцепиться в ножницы, которые уже во всю танцевали над волосами Салиши, и повернулась к клиентке. – Будешь лучше, чем Бейонсе, когда Танита закончит с тобой. Передавай Крису привет. И скажи ему, что я жду его у себя сразу после премьеры. И празднования, конечно.
Закончив реплику, Мари коротко усмехнулась и, доброжелательно улыбнувшись клиентке, оставила ее. Она несколько минут прохаживалась от стола к столу, давая своим помощницам наставления по тому, как лучше постричь или окрасить ту или иную особу в кресле. Закончив с ними, женщина удовлетворенно вздохнула и отправилась в свои покои над салоном.
Однако едва она поднялась по лестнице и нажала на ручку двери, снизу донесся скрипучий женский голос, зовущий ее обратно. Нахмурившись, Мари покачала головой.
- Ничего не могут без меня, лентяйки, - сокрушенно проворчала женщина, но, подавив смешок, снова заскользила по ступеням вниз. Не успела она отодвинуть алую ткань, закрывавшую проход в салон, как оттуда снова донеслось пронзительное:
- Мари! Мари, тут к тебе какие-то… белые. Иди скорее!
- Слышу, Шантал, черт тебя дери. У меня голова раскалывается от твоего крика, - бодро откликнулась Лаво, появляясь в ярко-освещенной комнате и смиряя темнокожую женщину укоризненным взглядом. Та быстро округлила глаза и поспешила исчезнуть, представив взору Лаво пару подростков на пороге салона.
- Медом вам тут, что ли, намазано, ведьмы, - с шумом вдохнув воздух, прошипела Мари. Она сразу учуяла эту особенность в девчонке, однако парень, кажется, никакого отношения к их роду не имел. Он вообще выглядел довольно странно, и Королева Вуду хмурилась, глядя в его сторону и без особого интереса изучая его поведение. Сложив руки на груди, женщина неприязненно выпятила губы и снова перевела взгляд на светловолосую девчонку.
- Чего приперлась? Фиона тебя послала? Считает ниже своего достоинства появляться в этом районе, и посылает сюда своих щенков?

+3

5

День изо дня мы строим планы, находим занятия, создаем и придумываем проблемы. Но на самом деле, какие проблемы могут быть у подростков? «Он посмотрел на другую»? «Родители меня не понимают»? Такие глупости. Лишь единицы сталкиваются с действительными проблемами. Как, например, Зои Бенсон. Да, все верно. Главной проблемой стало то, что в свои семнадцать лет она убила двоих парней. И ладно бы что-то нормальное типа «утопила», «задушила», «пристрелила», так нет же, убила во время полового акта, причем не специально, в первом случае уж точно, так сказать «затрахала» до смерти. Плюсом ко всему стала свидетелем массового убийства. Кстати потом она попыталась воскресить одного из погибших, корыстный такой порыв души, но только ухудшила всю ситуацию. Мертвым положено оставаться мертвыми, не так ли? Как бы сильно нам не хотелось вернуть кого-то к жизни, мы должны позволить его душе уйти в мир иной. Порой даже, Зои задумывалась, есть ли жизнь после смерти? И встретила бы она там Кайла, после своей смерти? Или, быть может, ведьмы попадают в излюбленный Тартар?
Сейчас рассекая среди бела дня по улицам Нового Орлеана с «франкенбоем»  она пыталась исправить хоть что-то, из того, что натворила. Люди, казалось, их не замечают, хотя некоторые косились в их сторону, но скорее лишь о того, что иногда Кайл дергался, стараясь держаться подальше от них. В какой-то момент он сжимал её руку с такой силой, что она была готова прощаться со своими пальцами. Но стоило погладить его по плечу, или спокойно сказать, что все в норме, и он словно оттаивал. Ей нравилось держать его руку в своей. Нравилось чувствовать его близость. Нравилось то, что рядом с ним она чувствовала себя под защитой, не смотря на то, что он сам представлял большую опасность. Она его не боялась. Что-то было в его глазах, не смотря на то, что она погубила его самого, что Мэдисон уничтожила его жизнь. Ещё с первой встречи она знала, что он не сделает ей больно. Зои была уверенна, что рядом с ним ей не стоит опасаться.
Зои стала заметно нервничать, когда на горизонте показалась вывеска той самой парикмахерской, в которую она спешила. Вы спросите, зачем она потащила сюда Кайла, который и двух слов связать не может, да ещё и видит опасность почти во всем. Все просто, этим заведением владела королева-вуду. Женщина, которая могла бы исправить все положение. Оставалось надеяться на её человечность и не особо большую ненависть к ведьмам, хотя Гуд насолила ей, чем подорвала все «добрые» отношения между шаманами вуду и ведьмами.
Помещение встретило их приятным, во всяком случае для Зои, запахами аммиака и шампуня, вперемешку с прочими средствами для укладки и для ухода за волосами. Помещение было не особо большим, но все внутри было хорошо «укомплектовано», так что места для посетителей было хоть отбавляй. На входе сидела девушка, отвечающая на телефонные звонки. Смуглая, стройная, с пышной копной волос, которые были собраны на затылке в беспорядочный пучок. Черты лица мягкие, так что страхи Зои поубавились. Девушка на ресепшене с подозрением покосилась на вошедших, сюда явно редко забредали белокожие личности.
- Чем я могу Вам помочь? Вам назначено? – она попыталась состроить улыбку, но вышло все вяло и неестественно.
- Эээ… Нет, я ищу Мари Лаво, по срочному делу. – В последние два слова Зои вложила максимум намекающих ноток. Девушка несколько секунд в замешательстве смотрела на пару, словно решала разрешить им встретиться с Лаво или дать отворот поворот. Но потом, явно приняв окончательно решение, крикнула:
- Мари подойди сюда! Мари! Мари, тут к тебе какие-то… белые. Иди скорее!
Голос той самой Мари Зои услышала раньше, чем увидела саму обладательницу звонкого и властного голоса. Нервно переминаясь с ноги на ногу, Зои закусила губу и крепче сжала ладонь Кайла.
- Медом вам тут, что ли, намазано, ведьмы, - с шумом вдохнув воздух, прошипела Мари. Деловитая темнокожая женщина внимательно осматривала гостей. Вокруг неё была такая отчетливая аура, которая давала понять, что это её место и, что зря они заявились сюда без приглашения. Холодок пробежал по спине Зои и она вздрогнула.
- Чего приперлась? Фиона тебя послала? Считает ниже своего достоинства появляться в этом районе, и посылает сюда своих щенков? – столько презрения было в этих словах, что Бенсон даже пожалела, что решилась на это.
- Я не… - Зои запнулась. – Я не от Фионы. У меня личное дело. Можем ли мы поговорить в более уединенном месте? – девушка обвела взглядом посетителей. Казалось, никто не обращает на них внимания, но было ясно, что они прислушиваются к этому разговору. Внутри Бенсон все клокотало, то ли от страха, то ли от того, как сильно ощущалась сила Мари Лаво. Зои показалось, что Лаво сейчас вышвырнет их из её заведения или, ещё чего доброго, проклянет их и потому, она поспешила добавить:
- Мне нужна Ваша помощь, прошу, выслушайте.

Отредактировано Zoe Benson (2013-12-25 17:41:29)

+2


Вы здесь » American Horror Story. Coven » Квесты » #3 quest. killing a dead man.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC