American Horror Story. Coven

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » American Horror Story. Coven » Наши дни » first day of a new life


first day of a new life

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

I. Участники эпизода:
Madison Montgomery & Will Livingston
II. Время и место действия:
Вечер. Академия мисс Робишо
III. Описание происходящего:
После того, как Мэдисон воскресла, девушки начали расспрашивать ее обо всем, но их беседу прервал крик Корделии. Они ушли, оставив Монтгомери в одиночестве. Стоило ей обрадоваться этому, как в комнату входит Вилл, которая намерена присматривать за внезапно воскресшей кинозвездой.

Отредактировано Madison Montgomery (2013-11-17 21:17:42)

+2

2

Испокон веков людей интересовал вопрос о том, что же на другой стороне, что ждет их, когда они состарятся и умрут. Как известно из теории, после смерти у человека есть два пути, и только он в течение жизни решает по какому из них ему пойти.  Для праведников – рай, а грешникам же путь уготован только в ад.
Если бы перед воротами в рай и ад стоял кто-то с распределяющей шляпой как в Хогватсе, то место Мэдисон было бы определено именно в аду, никак не иначе. Но этого не было. Ничего из этого не было, когда она умерла.  Были только тьма и пустота, длиною в вечность. Если эта темнота и является адом, то не таким Мэдисон ожидала его увидеть, совсем не таким. Хотя, что лучше: вечные пытки в аду или столь же вечная пустота?  Каждый выберет свое, но для Монтгомери первый вариант был бы наилучшим, ведь так она могла почувствовать хотя бы боль, слышать громкие стоны, которые так и режут слух, а перед глазами была бы ярко-алая картинка, созданная из ее собственных кусков плоти и крови. А так все, что у нее есть – вечный сон и беспросветная тьма, которая окутывает и поглощает, заставляя позабыть обо всем и не давая возможность выбраться.
Но однажды кто-то посмел потревожить вечный сон Мэдисон, вернув ее обратно к жизни благодаря ведьмовским способностям. Именно тогда появилась боль. Ужасная боль, которая не дает нормально дышать, постоянно вызывая глубокий кашель кровью и рвотный рефлекс, но разве не этого она сама желала? Зрение, слух и боль – все есть. Осталось только расписаться в бланке получения.
После того, как Мэдисон приняла ванну и сменила белое длинное винтажное платье на потрепанные джинсы, теплую кофту и шарф, чтобы прикрыть след пореза на горле, в комнате ее ждали Зои, Нэн и Куини, куда же без нее.  Все они буквально накинулись на девушку с вопросами о том, что она видела перед смертью, был ли белый свет, что было в загробном мире и еще закидали кучей вопросов на тему ее пребывания в царстве мертвых.  В ответ на все эти вопросы Мэдисон отвечала кратко, но правдиво, не желая вдаваться в подробности, когда особенно сильно разум затмевала адская боль в горле и руке. Ей всего-то пришили обратно руку и зашили порез горла, сделанный Фионой, но ощущения такие, что порой хочется рвать волосы на голове и отпилить к чертям собачьим эту руку, лишь бы не чувствовать эту боль. Теперь она представляет, что пришлось пережить Кайлу, тело которого они с Зои собирали буквально по кусочкам. Будь бы она на его месте, то сразу же скончалась бы от болевого шока.
Зои дала ей выпить немного имбиря, сказав, что он «якобы» поможет желудку. Что ж, он ничем не помог, а всего лишь вызвал рвоту. Конечно, девочки могли бы продолжать осыпать ее своими, иногда глупыми, вопросами, но до них добрался дикий крик, издаваемый Корделией. Все они побежали к ней, напрочь забыв о Мэдисон. Так даже лучше. Наконец-то она сможет хоть немного побыть одна, чтобы в полной мере осознать то, что с ней случилось. Она была мертва. Если бы кто-то из девушек спросил ее о том, каково быть мертвой, то Мэдисон не задумываясь ответила бы, что хреново.  А вот что она могла бы ответить на вопрос о том, что она чувствует? Боль. Нет, этого недостаточно. Что она чувствует в эмоциональном плане?  Ничего. Внутри Мэдисон царствует пустота, будто она так и не покидала ее с тех пор, как она воскресла.
Мэдисон оглядела комнату, в которой она сейчас прибывала. Белые стены и мебель, выполненная в светло-серых тонах. Когда блондинка увидела комод с расположенной на нем пачкой сигарет, то поняла, что находится в своей комнате, ведь она единственная из девушек, кто курит Marlboro.  Она вспомнила, как отчаянно хотела закурить, когда только воскресла, но тогда никто ей не позволил. Но сейчас нет никого, кто запретит ей это сделать, поэтому дело осталось за малым, а именно ей нужно встать и добраться до комода, но при этом, не забыв поискать на пути зажигалку или, на худой конец, спички.
Когда она села на кровати и заранее подготовилась к тому, что ее тело пронзит острая боль, дверь приоткрылась, и в комнату зашла молодая блондинка, которая так же, как и Мэдисон, училась в Академии.
- Ну, неужели они прислали мне няньку? Думают, что я сама и шагу ступить не смогу, - недовольно простонала она, закатив глаза.
Одиночество Мэдисон нарушено, и если эта девица также будет задавать вопросы, то она, не задумываясь, обрушит на нее комод при помощи телекинеза.

Отредактировано Madison Montgomery (2013-11-17 22:40:00)

0

3

Вилл уверенным шагом шла по коридору цокая каблуками по старому паркету, задумчиво напевая незамысловатый ритм одной из своих любимых групп, стараясь хоть как то приглушить громко раздающиеся крики Мисс Фокс. Зомби, пропажа Мэдисон, суд, сожжение на костре Мисс Сноу, спиритические сеансы, легенда о Дровосеке, а теперь ко всему прочему еще и воскрешение из мертвых. События за неделю явно превышали лимит на год вперед.
И то ли еще будет... - невольно пронеслось в голове у девушки. Крики раздающиеся по всему зданию академии так и не прекращались, заставляя Вилл начать серьезно нервничать. Она искренне переживала за Корделию, ведь женщина итак лишь  только вчера перевелась обратно в дом из больницы, а тут сразу же такое. Ливингстон хотела отправится к ней на помощь, но Зои с девочками ее опередили и попросили присмотреть за Мэдисон, так как нигде не смогли отыскать Мадам ЛаЛори. Вилл хотела было предупредить девушек о том,что их ждет, но Зои даже слушать ее не хотела, хотя может она знала, что делает. По крайне мере девушка выглядела весьма уверенно, поэтому Ливингстон ей поверила. И все же дойдя до нужной двери, Вилл быстро рванула ручку на себя и ворвалась в чужую комнату без стука, сразу же захлопнув за собой дверь. Так, на всякий случай..
- Фууухх... Ну и денек! - облегченно вздохнула девушка, прислонившись к закрытой двери спиной, чтобы перевести дух. Немного успокоившись, блондинка встретилась глазами с раздражающим взглядом Мэдисон. Казалось, будто ничего не изменилось. На кровати сидела та самая Монтгомери, которую знала Вилл, если бы конечно не пара нюансов. Таких например как бледная кожа, потускневшие глаза, и огромный шрам на шее, который был сейчас прикрыт воротником от свитера, но девушка уже видела его раньше, поэтому по телу сразу же пробежали мурашки от нахлынувшего воспоминания. Ливингстон невольно вздрогнула, оторвавшись от двери. Проигнорировав слова Мэдисон, девушка прошла через комнату и села на край кровати.
- Я тоже рада тебя видеть, Мэдисон - вежливо поприветствовав "сестру" , Вилл щедро вручила блондинке зажигалку, достав ее из кармана своего бежевого платья, предугадав ее действия, и тут же продолжила - приятно видеть тебя в куда более "живом" образе - взгляд Ливингстон снова упал на шею Монтгомери. Девушка протянула руку, чтобы аккуратно  приспустить воротник, но тут же остановила себя, виновато прикусив губу. Ведь на самом деле Вилл с Мэдисон врят ли можно было назвать подругами до недавних событий. Обе блондинки, обе единственные девочки из достаточно богатой семьи. Понятное дело, что столкнувшись раз на территории академии, они почти сразу стали конкурировать между собой. Перепалки в столовой, при встрече, на занятиях, всякие детские шуточки наподобие мазанья пастой по ночам, запирание дверей, ворование нижнего белья продолжались в течение всего учебного года.В конечном итоге Вилл решила сдаться и уступила место первой блондинки Монтгомери, но не смотря на это Мэдисон явно все еще чувствовала в Ливингстон соперницу, поэтому продолжала строить девушке козни и вечно старалась чем - нибудь ее поддеть. В общем на самом деле, когда "звезда" внезапно исчезла несколько дней назад, Вилл не очень то горевала. Пока не случилось то, что юная ведьма меньше всего ожидала и хотела.
- Ты действительно ничего не помнишь после своей смерти? - Вилл серьезно посмотрела на девушку, с некой виной и искреннем сочувствием в глазах, заправив локон своих светлых волос за ухо - ведь ты приходила ко мне по ночам..

Отредактировано Will Livingston (2013-11-17 22:50:35)

0

4

Мэдисон молча наблюдала за тем, как Вилл прошла по комнате и присела на край кровати, протягивая ей свою зажигалку, которую кинозвезда молча приняла. - Я тоже рада тебя видеть, Мэдисон,- проговорила Вилл, от подобной вежливости которой, уши Мэдисон чуть не свернулись в трубочку. – приятно видеть тебя в куда более «живом» образе, - продолжила она, когда девушка подавила в себе ироничный смешок, вспомнив тот ужас, который появился на лице Мэдисон, стоило ей увидеть себя в отражении зеркала сразу после воскрешения. Ирония. Вся ее жизнь буквально пропитана иронией, хотя многие считают ее идеальной. В основном это сопливые девочки-подростки, которые ведутся только на красивое лицо и одежду от кутюр и незнающие о ее жизни ничего.  Но, не смотря на это, они каждую ночь грезят о том, чтобы такая же жизнь была и у них. На самом же деле то, что видит общественность – всего лишь половина айсберга, все тайны и ужасы которого скрыты на подводной части льдины.
- Рада? Да неужели? - съязвила Мэдисон. За все время, которое она провела в стенах академии, их диалоги никак нельзя было назвать дружескими, или хотя бы сравнить с общением просто знакомых друг с другом людей. С самого первого дня их обучения в этой школе между девушками сразу начали возникать конфликты, а каждая их встреча сопровождалась взаимными оскорблениями. И слышать сейчас от этой девушки в свой адрес что-то, кроме язвительных шуточек и подколов, по меньшей мере, странно.
– Думаю, ты была бы одной из первых, кто составил бы компанию Куини в радостном танце на моей могиле, не так ли? - произнесла Мэдисон, и быстро встала. Она не могла сидеть рядом с Вилл, смотреть на ее столь спокойное лицо, и на взгляд, который полон жалости к ней. Как известно, жалость – плохое чувство. Поэтому смотреть на нее, сидеть рядом, разговаривать и видеть жалость к ней в ее взгляде подобно пытке. Чтобы прогнать зародившееся глубоко в себе желание треснуть этой девушке чем-нибудь между глаз, Мэдисон медленно подошла к комоду, на котором располагалась пачка со столь желанными для нее сигаретами, когда Вилл задала вопрос: - Ты действительно ничего не помнишь после своей смерти?
- А что я должна помнить? – задала вопрос скорее себе, нежели собеседнице, Мэдисон. Девушка пыталась вспомнить хоть что-нибудь из того, что было с ней, начиная с момента смерти и заканчивая воскрешением. Все безуспешно.
- Пустота. Я помню лишь тьму, - задумчиво ответила она.
Только Мэдисон повернулась обратно к комоду, чтобы достать сигарету из пачки и закурить, как в ее сознании появилась яркая и отчетливая картинка. Монтгомери пыталась вглядеться в нее, но все, что ей удалось увидеть – это чье-то красное платье. И все.
Стоило ей поднести сигарету к губам, как у нее перед глазами появилась еще одна картинка. На этот раз она увидела не только платье, но и ее обладательницу, а именно Фиону.  Вот они веселые вернулись в академию после вечера, проведенного в компании бильярда и алкоголя. За окнами темно, а это значит, что на дворе поздний вечер или ночь. Следующее, что видит Мэдисон -  это Фиону, у которой в руках нож. Она трясет девушку, заставляя Монтгомери убить ее. Дальше резкая боль в горле и нехватка кислорода, а после темнота, которая не покидала ее вплоть до момента воскрешения.  Мэдисон уверена, что эта старая карга убила ее специально, а не вовсе в результате несчастного случая. Она обязательно ей отомстит тем же, но прежде превратит жизнь Верховной в ад.
- Ведь ты приходила ко мне по ночам. Бесконечный поток мыслей одолел разум девушки, в котором вопросы «Как такое возможно?» и «Почему же я ничего не помню» были самыми главными. Сказать, что Мэдисон шокирована – значит, ничего не сказать.
- Стоп. Как такое возможно, ведь я ничего не помню? – все еще не отойдя от шока, спросила Мэдисон. Конечно, она знала о способностях этой девушки общаться с мертвецами. Монтгомери всегда казалось, что Вилл постоянно делает вид, будто ей болтать с трупами намного интереснее, нежели с живыми, но блондинка не придавала этому особого значения до сих пор.
- Ну и зачем я приходила к тебе? - спросила Мэдисон, поднеся сигарету к губам и сделав первую затяжку. Она так долго ждала этот момент, чтобы испытать вновь те прекрасные ощущения, которые возникают при курении, но так и не дождалась их.  Странно, но у девушки не возникло никакого удовлетворения и чувства блаженства. Полное отсутствие каких-либо ощущений.
- Не молчи, а рассказывай, что я такого могла тебе сделать или наговорить, раз сейчас ты так мило со мной общаешься. Ни одной колкой фразы в мой адрес. Да это рекорд, - произнесла она, и с сигаретой в зубах принялась судорожно открывать полки комода в поисках своего тайника, в котором Мэдисон всегда хранила особо важные для нее вещи и алкоголь. Раз уж курение не приносит прежнего удовольствия, тогда может дорогая бутылка виски принесет?

Отредактировано Madison Montgomery (2013-11-24 22:10:19)

0


Вы здесь » American Horror Story. Coven » Наши дни » first day of a new life


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC