American Horror Story. Coven

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » American Horror Story. Coven » Наши дни » our revenge


our revenge

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

I. Участники эпизода:
Marie Laveau & Finlay Mcbride
II. Время и место действия:
сразу после ухода из "Салона Мари" Фионы Гуд
III. Описание происходящего:
поведение Верховной не на шутку взбесило Мари Лаво. к счастью, у нее есть поддержка в лице юного Финли.

0

2


     Темнокожая женщина с силой сжимала в ладонях утюжок для укладки волос, подавляя в себе отчаянное желание ненароком прижечь тонкую кожу, вместо одной из светлых прядей.
     Фиона Гуд уже заканчивала свою, полную ядовитых подколок и шипов речь, не то угрожая, не то заманивая Лаво для какой-то авантюры. Однако хозяйка салона только скучающе смотрела на ее жалкие потуги заинтересовать ее. Эта сучка слишком многого просит.
     Мари откинула за спину длинные черные волосы, окинув взглядом ведьму. Ее тонкая кожа была похожа на старый пергамент – иссушенная со временем, со следами слишком долгого пребывания на земле. Верховная явно теряла способность поддерживать в себе жизнь и молодость, и это раздражало ее настолько, что она готова была притащить свою тощую задницу в девятый район. И, несмотря на все свои пламенные речи, она выдавала свою боязнь скорой смерти – от нее за версту смердело страхом, неумело прикрытым агрессией.
     Лаво могла  только усмехнуться – будучи старше ее минимум в три раза, она сохранила свою молодость и красоту первозданной, чем только лучше подтверждала, насколько магия ритуалов Вуду сильнее колдовства салемских ведьм. В какой-то миг в ней даже проснулась жалость к белокурой женщине – ее век недолог, и стремление выкарабкаться из холодных рук Смерти, отчаянно сжимавшихся на ее морщинистой шее, было понятно жрице. Так что та отложила прибор для укладки, спокойно выдохнув, и уже хотела отпустить Верховную с миром, однако та не желала сдаваться без боя. Как и покидать салон Мари – без скандала.
     Королева Вуду приказала своим помощникам проводить Фиону к выходу, однако та, воспользовавшись тем, что Лаво отвлеклась, выкинула очередной фокус и подожгла парики из натуральных волос, тщательно выполненные работницами салона. Мари мгновенно вспыхнула, едва не пинком выставив женщину из своего укрытия.
     И, несмотря на то, что она все-таки покинула салон, Мари Лаво еще несколько минут озлобленно сжимала кулаки и буравила стеклянную витрину, провожая взглядом новоиспеченного врага. Учащенное сердцебиение никак не желало прийти в норму, и вокруг жрицы уже сновали люди, предлагая ей то успокоительного чаю, то просто присесть в кресло и остыть. Однако Мари отмахивалась от них, с силой вцепившись в спинку кресла, недавно оставленного Фионой. Подумать только, она запросто могла бы выдрать ей пару клоков ее сухих волос, и оставить последнее слово за собой, но она позволила ведьме скрыться.

     Тяжело вздохнув, Королева Вуду попросила запереть дверь салона, и опустилась в мягкое кресло. После того, как с дверью было покончено, женщина отпустила своих помощников и откинула голову на спинку, прикрыв глаза и стараясь успокоиться.
     До этого дня Мари не видела своих старых врагов со времен мнимого перемирия, подписанного ими с Анной Ли Лейтон. Она не могла похвастаться тем, что эта ведьма ей нравилась. Однако у нее было неоспоримое преимущество перед другими – голова на плечах. Этой Верховной хватило ума, чтобы осознать, что таких врагов как Лаво безопаснее держать в друзьях. Мари даже была немного огорчена ее скоропостижной кончиной при весьма загадочных обстоятельствах. Однако подробностей дела она так и не узнала, как, впрочем, и горстка престарелых колдунов, звавшихся их, ведьминским, Советом. Для чего он был нужен, и хорошо ли справляется со своими обязанностями, жрица не имела понятия – в ее семье никаких лишних людей, указывающих ей, как жить, не было. Она гордилась своей свободой – в конце концов, она добилась ее еще до повсеместной отмены рабства, и даже до знаменитого переворота, устроенного Кингом в середине минувшего века. Да и стоит ли упоминать, что именно Лаво в свое время вдохновила политика на его действия, поведав ему реальную историю жизни хозяйки салона красоты. Поэтому Мари крайне ценила и всячески гордилась тем, над ней никогда не стоял кто-то, кто контролировал ее действия, так же как и она старалась не влезать в дела своих учеников. И за это они платили ей своей преданностью. Анна Ли Лейтон не могла бы похвастаться тем же – наверняка ее смерть – дело рук одной из этих салемских девок. Их род обречен на извечные подставы и предательства, каким бы совершенным они его не считали.
     Из дум Лаво вырвал тихий звук шагов, раздавшихся за ее спиной. Женщина распахнула глаза и выпрямилась на стуле, щурясь и всматриваясь в глубь салона.
     - Кто здесь? – настороженно спросила Мари, опасаясь возвращения Фионы. Конечно, двери были крепко заперты, да и никто бы не пропустил эту нахальную ведьму сюда вновь. Но она ведь обладала врожденной магической силой, и едва ли бы пара трупов остановили бы ее, желай она подобраться к Мари Лаво вновь.

+1

3

Что такое хороший человек? В понимании Финли, это не тот, кто безгрешен или добродетелен, это скорее тот, кто не живет во лжи, то есть не обманывает прежде всего самого себя. Есть ли такие люди? Да, и их крайне мало. Особенно в современном обществе, когда каждый второй — истинный потребитель, чей девиз «прогресс ради прогресса». Замкнутая цепочка, из которой вытекает одинокое и ущербное старчество, ненужность и заброшенность. Механизм капитализма выжимает из человечества все соки и выбрасывает его на свалку, подобно бытовым отходам.
Финли всегда считал своей целью нечто большее, нечто такое, о чем люди впредь будут вспоминать очень долго. Он желал вписать свое имя в истории. И за это он уважал Мари Лаво — женщину-легенду. Пусть ее имя и знакомо лишь узкому кругу людей, оно однозначно вписано в историю. По современному морально-нравственному кодексу Мари трудно признать хорошим человеком, однако это так и есть. Она — настоящий хороший человек. И Финли Макбрайд готов на все, лишь бы быть похожим на своего кумира.
В тот вечер Фин, уставший от различных поручений мадам Лаво, кое-как добрел до собственной комнаты и, включив в плеере спокойную музыку, принялся читать свежую прессу. Мир новостей все не унимался, обсуждая сожжение девушки, обвиненной в колдовстве, ни виновники, ни тело жертвы так и не были обнаружены. Все это было очень странным, и Финли удивлялся спокойствию Мари Лаво, которая будто знала наверняка, что ее и ее товарищей эта беда не коснется. Финли часто слышал от приближенных Мари перешептывания на тему ведьм и какого-то там договора, но особого значения этому не предавал. А вот Фина это тема наоборот заставляла выйти из себя, учитывая печальную судьбу его собственной матери.
Раздумья парня прервал шум, доносящийся снизу. В салоне что-то случилось, и Фин, откинув газету и плеер, поспешил вниз. Мари Лаво. Металл в ее голосе выдавал ярость женщины. Она явно что-то не поделила с кем-то. Финли осторожно высунулся из-за дверного проема и увидел полыхающие на стенде парики, которые все поспешили тушить. Макбрайд уже было хотел направить свою способность на неприятную гостью, но она сама поспешила удалиться из салона. Мари Лаво буквально закипала от гнева. Финли поспешил обратно в свою комнату, но не найдя себе место, пришел к мадам Лаво, которая по-прежнему находилась в салоне, отдыхая в уютном кресле. Фин аккуратно стал приближаться к креслу, однако интуитивно королева вуду ощутила чье-то присутствие в комнате и насторожилась.
- Мадам Лаво, это я, Финли, - немного неряшливо и с тревогой в голосе отозвался юноша. - Что... что здесь произошло?

+1

4

- А, это ты, - бросила Лаво, снова откинувшись на спинку кресла. Возрастающая тревога постепенно сходила на «нет», и женщина невольно закатила глаза, обвиняя себя в излишней мнительности. Так не далеко до паранойи, а такая фигура, как она, не имеет право на подобные слабости.
Мари повернула голову в сторону юноши и, не глядя на него, жестом предложила ему соседнее кресло. Признаться честно, она не для того прогнала большую часть своей свиты, чтобы другие ее члены стали подбираться к ней поодиночке. Однако, проведя несколько мучительно долгих минут наедине с собой, она поняла, что допустила ошибку, требуя одиночества. Когда твой возраст перешагнул двухвековую планку, начинаешь особенно бояться тех минут, когда ты остаешься одна, наедине со своими мыслями. Поэтому Мари постоянно пыталась чем-то себя занять. Она нехило подсела на шоу Опры, и в общем на телевидение, бессмысленность и исключительно развлекательный характер которого отвлекали ее. В середине века, когда эти цветные говорящие коробки только появлялись в Штатах, дикторы вещали, будто телевидение призвано нести в себе когнитивную функцию. Однако все, что Мари Лаво познала из телевизионных передач, это то, что в правительстве сидят одни ленивцы да лжецы, а, освещающие события корреспонденты – непроходимые тупицы.
Засыпала Королева Вуду тоже тяжело. Говорят, когда организм человека стареет, большинство пожилых людей мучаются бессонницей. Кто-то объясняет это химией, нарушающей баланс организма, а кто-то – лишними мыслями, переживаниями и воспоминаниями о шестидесяти-восмидесяти-летней жизни. Мари Лаво же отпраздновала свой двести девятнадцатый день рождения, и скептично изгибала бровь на все подобные слухи. Им было не понять и доли того, что видела и чувствовала она. Радость рождения, боль потери, страх войны и постоянный, леденяще-холодный ветер смены эпох. Мировые войны, рабство, борьба за свободу, гонения – все это она видела собственными глазами, и именно эти сцены представали в ее голове, пока она пыталась отойти ко сну. Поэтому она уже давно приучила себя к таблеткам. Казалось бы, когда ты – Королева Вуду, и можешь позволить одной силой своей магии возродиться мертвому и умереть живому, у тебя не должно быть подобных проблем. Однако, как это всегда и происходит с прочими сапожниками без сапог, Лаво не могла бороться с собственной слабостью.

Появление Финли вызвало на красивом лице женщины улыбку, и, дождавшись, пока ее ученик опустится в кресло, она указала ему на стакан воды, стоящий рядом с ним, и поманила его смуглой рукой. Другая уже сжимала оранжевый пузырек из местной аптеки, одно из сильнейших успокоительных, при передозировке которого можно было легко словить галлюцинации. Поэтому она на всякий случай покачала головой, поймав взгляд Макбрайда и кивнув на пузырек.
Приняв пару таблеток, Мари снова откинулась на спинку кресла и умиротворенно выдохнула.
- Давно ты здесь? Я думала, ты гуляешь где-нибудь у болот. Мне сказали, что вы, молодежь, частенько ищите там приключений, - усмехнулась темнокожая и хитро посмотрела в сторону юноши. Женщина относилась к нему с почти материнской любовью и заботой. Во-первых, большую часть сознательной жизни он провел к нее под присмотром. К тому же, Финли был самым младшим ее учеником, претендующим на роль будущего жреца Вуду. Это было довольно интересное ощущение – когда самый юный и самый долгоживущий представитель их маленького братства вели светские беседы в таком маленьком помещении. Словно две культуры, две непохожих друг на друга эпохи воссоединялись в этом странном моменте.
Из мыслей о странном стечении этих невероятных обстоятельств Мари вывел все тот же обеспокоенный голос ученика. Она внимательно посмотрела на него, словно оценивая, достиг ли он уже возраста и уровня доверия, благодаря которым жрица могла бы посвятить его в одну из сложнейших своих тайн. Сощурившись, женщина пробежала взглядом по его фигуре и махнула изящной рукой в сторону испепеленных париков.
- Ах, это. Ничего особенного. Одна моя старая подруга приходила меня навестить. Та еще сучка, знаешь ли.
Лаво говорила подчеркнуто небрежным тоном, хотя злоба, затаенная в уголках ее сознания, все еще жесткими ростками пробивалась наружу. Чтобы как-то успокоиться, Мари поднялась с кресла и стала расхаживать по салону, то и дело поправляя лежащие на столах ножницы и пулевизаторы. Дойдя до стойки, которая всего несколько минут назад пылала, стараниями Фионы, женщина стиснула пальцы в кулак с такой силой, что длинные ногти впились в ладони.
- Слышал о салемских ведьмах? Они уже несколько поколений живут в Новом Орлеане парочкой незадачливых ковенов, - Королева Вуду принялась стаскивать со сгоревших голов остатки париков и кидать их в мусорное ведро. – Мы заключили с ними перемирие полвека назад. Как думаешь, нам стоит полагать, что оно безвозвратно нарушено?
Женщина украдкой посмотрела в сторону Финли и подмигнула ему, одновременно спросив и его совета, и давая понять, что она уже знает правильный ответ.

+1


Вы здесь » American Horror Story. Coven » Наши дни » our revenge


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC